Главная | Экономические интересы

БРИТАНСКИЕ ТОРИ ВЗБУНТОВАЛИСЬ ПРОТИВ МЕРКОЗИ

«Меркози» — это ехидное прозвище правящего ныне в Европейском Союзе дуэта Меркель-Саркози, придуманное в Лондоне евроскептиками из консервативной партии, гордо называющими себя «тори», как четыре века назад. На фоне разваливающейся зоны евро Великобритания со своим фунтом стерлингов выглядит относительно благополучно, но экстренные меры по спасению европейской валюты, так или иначе, скажутся и на финансах Соединенного Королевства.

Как сообщает британская «Guardian», на состоявшемся в минувшее воскресенье в Брюсселе саммите ЕС отношения между лидерами Франции и Великобритании накалились до такой степени, что раздраженный поучительным тоном Дэвида Кэмерона Николя Саркози буквально прикрикнул на своего британского коллегу: «Ты пропустил очень удобный случай, чтобы заткнуться!». Продолжение разговора также не отличалось дипломатичностью: «Мы по горло сыты вашим критиканством и вашими поучениями. Сначала вы заявляете, что вам не нравится еврозона, а потом вмешиваетесь в наши встречи и еще учите нас, что нам делать». Еврозона всё более напоминает элитарный клуб внутри ЕС и не входящие в нее страны остаются на периферии экономических интересов правящего тандема. Кэмерону, казалось бы, действительно, можно бы было промолчать и только радоваться английской предусмотрительности, благодаря которой Лондон сохранил свою национальную валюту.

Однако, на самом деле, всё не так просто. Спасение любой ценой финансовых систем разорившихся Греции, Испании, Португалии и так далее, включая даже некогда благополучную Италию, ударит по карману всех членов ЕС. Банковские системы в Европейском Союзе переплетены весьма прочно. На территории стран, не входящих в состав еврозоны функционируют банки-кредиторы стран, балансирующих на грани дефолта. Таким образом, в случае банкротства этих стран удар придется и по тем, кто не только не входит в еврозону, но и не имеет проблем с финансовой системой. Глобализация на европейском уровне связала всех членов ЕС, в буквальном смысле, круговой порукой.

Великобритания поневоле становится надеждой стран-членов ЕС, не входящих в еврозону, которые чувствуют себя вытесненными на задворки Европы и лишенными права даже совещательного голоса при решении вопросов экономического (да и политического) будущего Старого Континента. Все они подспудно ощущают, что от Евросоюза, как это раньше называлось, «двух скоростей», начинается сползание к двум разным Евросоюзам. Только Лондону есть что противопоставить «Меркози» — мощь английской экономики, важнейший финансовый центр, крупные донорские вливания в европейский бюджет, либеральный подход к расширению торгово-экономических связей со странами, не входящими в ЕС и, наконец, активную поддержку расширения Европейского Союза.

Тем более неприятным оказался для британского премьер-министра вполне ожидаемый бунт в его родной партии. Несколько дней назад в Палате общин состоялся драматический полуфинал давно зревшей в недрах Консервативной партии акции протеста. Группа депутатов этой партии, предводительствуемая малоизвестным тёзкой премьер-министра Дэвидом Нутэллом (David Nutall), вопреки воле шефа попытались «протолкнуть» решение о проведении референдума по вопросу выхода Соединенного Королевства из ЕС, или, как минимум, возврата к переговорам об условиях членства страны в объединенной Европе. Пока парламент такого решения не принял, но «бунтовщики» и не рассчитывали на скорую победу. Несомненно, речь шла о привлечении общественного внимания к этой проблеме, и это им в полной мере удалось.

Известный политический комментатор ВВС Ник Робинсон напомнил Кэмерону, что нынешний министр иностранных дел Уильям Хейг предупреждал: «Европа — это бомба с часовым механизмом, которая взорвет когда-нибудь Консервативную Партию, и часы в этой бомбе тикают все громче». Документ о проведении референдума подписали депутаты из разных партий, в том числе и 50 тори. Они призвали правительство провести референдум до 2013 года. Сторонники референдума считают, что общественное мнение в стране поддерживает эту идею. В августе в резиденцию премьер-министра поступила петиция, подписанная 100 тысячами британцев, требующих проведения референдума.

Среди «подписантов» есть очень влиятельные депутаты парламента: Грэхем Брэди — шеф консервативного Комитета 1922, объединяющего депутатов-«заднескамеечников», с которым должен считаться любой консервативный премьер, миллионер Зак Голдсмит и даже такие еврооптимисты, как Кит Ваз, лейборист, бывший министр по европейским делам в правительстве Тони Блэра. Он считает, что в случае проведения референдума, победа противников ЕС гарантирована. Лейбористы, хотя и не являются противниками участия Англии в ЕС, изо всех сил раздувают тлеющие угольки недовольства в Консервативной Партии, радуясь ослаблению партии-конкурента.

Британцы всегда были самым евроскептичным общество в ЕС, так же, как и британские политические элиты. До сих пор Лондон не вступает ни в зону евро, ни в Шенгенское соглашение. Не надо забывать и том, что духовной матерью современных британских консерваторов является Маргарет Тэтчер, которая всегда считала ЕС «утопическим проектом и памятником гордыни левых интеллектуалов». Средний британец, воспитанный источающими антиевропейский яд бульварными «Sun» и «Daily Mail», считает ЕС бандой коррумпированных еврократов и дармоедов, навязывающих европейцам всё более абсурдные законы, и открывающими границы ЕС перед нежелательной иммиграцией.

Дэвид Кэмерон, идя на выборы, использовал риторику, вполне соответствующую такого рода оценкам, он не может полностью игнорировать настроения в своей родной партии и в обществе, однако, возглавляя правительство, он не может не понимать, что выход Британии из ЕС сегодня невозможен. Поэтому, несмотря на панику, царящую на Даунинг-стрит 10, Кэмерон пытается успокоить и общественность, и своих однопартийцев, обещая вернуться к вопросу об условиях членства Соединенного Королевства во время переговоров об изменении Лиссабонского Договора, которое начинает казаться неизбежным в связи с кризисом зоны евро.

При одной мысли о новой Европейской Конституции вся евробюрократия вместе с лидерами европейских стран должна покрываться холодным потом. Все прекрасно помнят, как трудно шла Европа к подписанному 19 октября 2007 года в Лиссабоне договору и как трудно далась почти каждой стране ратификация его национальными парламентами. Никто не забыл ирландский референдум, ясно сказавший «нет» Лиссабону и проблемы с Чехией, Францией, Голландией и другими членами ЕС.

Но у Кэмерону есть, кем прикрыться в этом вопросе — это не он, а его оппоненты «Меркози» требуют изменения договора. Их тоже можно понять: для спасения еврозоны необходимо управление финансами и экономикой всех стран, входящих в нее, из единого центра, некоего квази-европейского экономического правительства. А для его создания нужно менять европейскую Конституцию. Так что вся ответственность за открытие этого ящика Пандоры падет на головы Меркель и Саркози. 60 лет тому назад именно Германия и Франция стали основателями Европейского Объединения Угля и Стали — прообраза нынешнего ЕС. Может быть, мрачная ирония судьбы заключается как раз в том, что теперь именно они призваны стать его могильщиками.

Григорий Тинский

 

 

 

RSS Twitter Facebook

Похожие материалы

  • В настоящий момент Меркель отвергает идею выпуска единых бондов. Для начала нужно наладить процесс интеграции стран ЕС, в результате которой пред миром предстанет «новая Европа» с неофициальным центром в Берлине. И только после этого Германия будет готова позволить ЕЦБ накачивать экономику региона ликвидностью, обеспечив наполнение Европейского фонда финансовой стабильности необходимым объемом средств.

  • Решения ХДС, принятые на съезде в Лейпциге, были приняты в штыки в третьей крупнейшей стране ЕС — Великобритании. Провозглашенный на съезде главой фракции ХДС в бундестаге Фолькером Каудером слоган «Отныне Европа заговорила по-немецки», привел в негодование английских джентльменов. Со своей стороны, Саркози, претендующий на роль архитектора новой Европы, сам может оказаться рядом с Берлускони, Папандреу и другими «неудачниками», ставшими жертвами экономического кризиса.

  • 25 стран Европейского Союза предполагают в марте подписать Трактат о Стабильности, иначе называемый Фискальным Пактом. Эта мера призвана спасти распадающуюся еврозону путем введения жесткого финансового контроля над бюджетами стран-участниц. Это, в свою очередь, предполагает раздел компетенции между европейским центром и национальными правительствами.

  • Европейский центральный банк долгое время скупал разнообразные долговые обязательства государств ЕС, пребывающих ныне в плачевном состоянии. Среди прочего, было выкуплено долговых обязательств Италии и Испании на впечатляющую сумму в 22 миллиарда евро. В случае попытки «развода» неизбежно возникнет проблема возврата денежных средств. К тому же, против такого варианта уже сейчас горячо протестуют в Греции, правительство которой было обижено отказом Меркель и Саркози принять идею единых европейских облигаций, которую Греция по понятным причинам активно лоббировала.

  • Если Германия будет спасать еврозону, то на это потребуется около 300 млрд евро ежегодно только для поддержания статус-кво. Издержки, связанные с поддержанием хорошей жизни в Греции, не сопоставимы с потенциальными потерями от выхода этой страны из еврозоны. Но если Германия и Франция не «ликвидируют» Грецию, то на очереди Италия. Спасая Италию, Германия утонет сама. И тогда будет такая Великая Депрессия, что живые позавидуют мертвым. Сохранить евро и еврозону можно, только «убив» все проблемные страны. Сложный выбор, но кто говорил, что будет легко?

В этом разделе

Самый мощный поток иммиграции из Мексики пришелся на 2000 г., когда из этой страны в США переехали 700 тыс. человек. Однако теперь ситуация изменилась. Пожалуй, тот факт, что мексиканцы «голосуют ногами» против благоприятных прогнозов, является одним из показательных индикаторов того, что экономика США будет сокращаться более значительными темпами, нежели ожидают эксперты.

 

Количество реформ, проводимых нынешним правительством Венгрии, а, главное, объем реформируемых экономических и политических институтов не имеет прецедентов в современной Европе. Кроме премьера Виктора Орбана, пожалуй, никто даже в его правительстве не представляет себе сложности положения современной Венгрии. Венгерское правительство подвергается жесткому давлению международных организаций. Орбан напряженно ожидает решения Международного Валютного Фонда о предоставлении кредита Венгрии, что должно дать позитивный сигнал рынкам.

 

Если не решать проблему безработицы хотя бы в самых «больных» государствах ЕС, то условно положительные плоды, полученные от «недодефолта» Греции, в обозримой перспективе будут подпорчены необходимостью выплаты всё возрастающих пособий. На этом фоне тем более показателен факт того, что гражданам США в массовом порядке и впервые, кажется, в истории, предлагается стать трудовыми мигрантами.

 

Поскольку инициативы государственного секретаря США Хиллари Клинтон, премьер-министра Болгарии Бойко Борисова и президента Болгарии Росена Плевнелиева в деле «преодоления энергетической зависимости от России» разворачиваются в одном направлении, возникает вопрос: каким образом череда разорванных соглашений повлияет на самый главный совместный проект России и Болгарии — «Южный поток»?

 

На днях в Нью-Дели состоялся IV саммит BRICS, организации, объединяющей Бразилию, Россию, Индию, Китай и Южно-Африканскую республику. Несмотря на краткую продолжительность саммита, его значение можно смело считать значительным. Во всяком случае, лидеры стран-участников явно не были склонны ограничиваться принятием чисто символических итоговых резолюций, и результаты саммита выглядят очень внушительно.

 

По словам официальных лиц, Украина до июля рассчитывает получить от европейских финансовых институтов первый транш в размере 308 миллионов евро на модернизацию ГТС. Правда, в самом ЕС говорят о лишь том, что они надеются до конца лета лишь обсудить вопрос о возможности выделения подобной помощи. Впрочем, если верить озвученному Нацбанком Украины прогнозу прочности национальной экономики, то даже июль может оказаться недопустимо далёким сроком.

 

Федеральная резервная система по итогам прошлого года получила доход $77,4 млрд. Эта сумма в два раза превышает объем прибыли самой дорогой в мире компании — Apple. И это больше, чем совместный заработок пяти крупнейших американских банков: Goldman Sachs, JPMorgan Chase, Citigroup, Bank of America и Wells Fargo.

 

Во время своего визита в Пекин в рамках форума, посвящённого развитию Китая, глава Международного валютного фонда Кристин Лагард сделала ряд заявлений, которые заслуживают отдельного рассмотрения. На фоне сделанных в декабре предположений Лагард о том, что перед миром стоит реальная перспектива повторения Великой депрессии, сказанное 18 марта можно считать образцом оптимизма.

 

Перекрыв поставки нефти, США, не объявляя войны, смогут фактически загнать КНР в угол. Это, конечно, не значит, что они обязательно начнут реализовывать такую программу сразу, как только разберутся с Ираном, и даже, что вообще дело дойдет до этого. Главное, что они получат возможность в любой момент посадить КНР на голодный топливный паек.

 

Многие банки, в первую очередь итальянские и испанские, направили полученную ликвидность на скупку высокодоходных облигаций. Если дефолт Греции спровоцирует на долговом рынке «эффект домино», которого пока удалось избежать только благодаря раздуванию баланса ЕЦБ до рекордной отметки в 3,02 трлн евро, то банки вдруг окажутся обременены значительным объемом «токсичных» активов. В этом случае банковский сектор Европы ждет длительная игра на выживание.

 

.